January 16th, 2009

Стирпайк

Обитаемый остров

Я не тормоз, я медленный газ. :))))) Кактус прожеван еще 9-го числа, и все это время я собиралась о нем написать. Но вот совпало все - и свободное время, и свободный комп, и какие-то мысли в голове...

Ну, что я могу сказать: растение оказалось вполне съедобным, на мой непритязательный вкус. Хотя предубеждений у меня было - дофига и больше, начиная с той личности, которая взялась за собственно экранизацию и заканчивая случайно (да, я принципиально не ходила в тред на форуме и не читала посты в ленте, посвященные подробностям съемок!) зацепленными промо-фото и кадрами с площадки. Надо заметить, что эта книга относится среди меня к "священным коровам" и представления о том, как выглядит тот или иной персонаж у меня были весьма четкие. К сожалению, сканера у меня не завелось, а в сети есть только Collapse ) и Collapse ), но все же и по ним можно определить, что мальчик, утвержденный на роль Мака, у меня восторга, мягко говоря, изначально не вызвал.
Но по порядку. То, что делал Бондарчук-младший до "ОО" (разумеется, из отсмотренного мной хотя бы кусками), не пробуждало во мне, как в зрителе, теплых чувств - то жанр не мой, то клюква развесистая. А уж узнав, что он и сам планирует там засветиться, я и вовсе начала плеваться ядом. Но. Для начала того Пастернака надо прочитать, а уж потом решать, осуждать или нет. Что и было сделано.

Мак Сим оказался на удивление хорош, хотя и категорически не совпал с моим представлением о том, как этот персонаж должен выглядеть. Присутствовало главное - полная растерянность человека, оказавшегося в абсолютно непривычной и чуждой для него среде. Вася Степанов, на мой взгляд, с ролью справился. Хотя главное еще впереди, Маку придется ооочень сильно измениться, чтобы выжить на Саракше.
Странник - мда, тоже полное несовпадение уже привычного по иллюстрациям образа с внешностьью Серебрякова, но характер, ИМХО, получился.
Неожиданно понравился Прокурор, Бондарчук очень интересно трактовал персонажа - он воспринимается как этакий манерный ублюдок, но в критический момент с него буквально на несколько секунд слетает маска и обнаруживается его истинное лицо (вот сейчас написала и задумалась, а истинное ли лицо там было? может, просто очередная маска?).
Гай Гаал - граждане, у нас завелся свой Колин Фаррелл?! Опять же, мне понравилось, как Федоров сработал, хотя персонаж у него тот еще, не люблю я Гая, хотя и жалко мне его...
Плюсов еще довольно много, тут и волшебная картинка, какой, кажется, в нашем фантастическом кино еще не было, и декорации, и костюмы... Всего сейчас уже не вспомню, так что перейду я, пожалуй, к минусам.

Главный минус - Гоша Куценко. Ну кто им сказал, что что он подходит на роль Вепря?! Мало того, что в книге описан человек минимум лет на пятнадцать старше, так еще и характер провален совершенно... Ну не верю я в то, что это - один из лидеров сопротивления, не вижу в нем того внутреннего стержня и огня!
Зеф - при всей моей горячей любви и уважении к Гармашу, роль тоже провалена. Причем не по характеру, а из-за дебильности грима. Уж сколько раз писано в книге "рыжая морда Зеф", сколько раз подчеркивалась его бородища - такое впечатление, что эти куски просто кто-то вымарал, прежде чем отдать сценарий в переработку.
Орди - ну, знаете... Если Анна Михалкова когда-то и была красивой женщиной - то это было килограмм 25 назад. И плаксивой клушей она не была, это уже "находка" создателей.
Ну и чего я создателям не прощу никогда - это голованов! Ну кто им сказал, что превратив их нечто среднее между орками Средиземья и ликанами Другого мира, они выиграют?! Не было такого, вовсе не было... Были существа, сильно напоминающие земных ньюфаундлендов, с непропорционально большой головой, из-за чего и прозвище пошло.
Ну и все претензии к сценарию я таки обращаю в сторону Дяченок - вот надо было додуматься поручить именно им переработку книги! Блин, лучше бы Олдей припрягли, лучше бы получилось, ИМХО... А из-за этой парочки действие сваливается временами то в "сопли на глюкозе", то в "экшен ради экшена".

Сумбурно получилось, но что уж есть. Думаю, что к выходу второй части освежу в памяти первую и, возможно, напишется что-то более толковое.